Мотивации атакующих собак и их сочетание

Оскал собакиОднажды мне довелось пообщаться с одним мэтром, специализирующемся на дрессировке защитных собак. Естественно, речь зашла о нюансах боевой подготовки, а именно, о ведущих мотивациях собак в работе по человеку. Господин В. с гордостью заявил что его собаки работают на чистой агрессии. Я же сказал что лучшим вариантом считаю сочетание азарта с агрессией. Каково же было моё удивление, когда я понял, что многоуважаемый (не мною) мэтр знать не знает ни о каких сочетаниях мотиваций. Поскольку он начал спорить, утверждая, что ничего подобного быть не может, и собаки всегда работают только на какой-то одной мотивации. Хотя ещё Конрад Лоренц в своём знаменитом труде «Агрессия» описывал сочетание агрессии и страха, и учил, как определять внутреннее состояние животного по сочетанию в его поведении различных признаков, чем и заложил основы этологии; даже приводил иллюстрацию, показывающую как меняется мимика агрессивной собаки в зависимости от возрастания доли страха. Так то противоположные устремления, что уж говорить о единонаправленных. Но, понятное дело, зачем мэтрам читать какого-то там Конрада Лоренца, будь он хоть трижды лауреатом Нобелевской премии, ведь «мэтры» и так всё знают. Пожалуй это всё что вам нужно знать об авторитетах, диктующих моду в современной дрессировке. К слову, его видеоролики заполонили весь русскоязычный интернет, равно как и его последователей. А теперь, поговорим собственно о мотивациях в боевой подготовке и их сочетаниях.

А вот и та самая картинка из книги Конрада Лоренца “Агрессия или так называемое “зло””.

Слева направо показано нарастание агрессии, сверху вниз – нарастание страха. В верхнем ряду страха нет вообще (крайне редкий случай), в среднем умеренный страх, в нижнем сильный страх. 

По большому счёту, есть 3 варианта составляющих энергетическую основу атакующей собаки – азарт, агрессия, и их сочетание. Если конечно не брать в расчёт такое извращение, как постановка хватки через принудительную – посредством«строгого» ошейника – апортировку. Рассмотрим плюсы и минусы каждого варианта.

Азарт. Преимущественно на азарте работают спортивные собаки. Их подготовка начинается с постановки хватки на специальный валик, затем на ногавку, и далее, штанину дресскостюма; либо на рукав. При этом фигурант с самого начала не оказывает никакого психологического давления на собаку, чтобы не вызвать у неё агрессии. Наоборот, когда собака держит ногавку/ рукав, поглаживает её свободной рукой. До занятия, между подходами и после, фигурант не прячется от собаки, а порой и вступает в близкий контакт: водит на поводке, оглаживает, играет. Иногда это делается намеренно, чтобы убрать агрессию, которая может возникать  у собаки по ходу занятий. Данная технология приводит к тому, что собака совершенно не воспринимает фигуранта как врага, для неё это спарринг-партнёр и в какой-то степени друг. Появление которого радует собаку, поскольку от занятий она получает исключительно позитивные эмоции.

Плюсами работы на азарте являются: 1) глубокая, крепкая и продолжительная хватка. (конечно, если качество хватки культивировалось с самого начала грамотным специалистом). 2) Способность выполнять задержания с большого расстояния. 3) Способность к продолжительной борьбе с фигурантом.

Отдельным плюсом для спорта, и одновременно минусом для реала, является безопасность такой собаки для человека. Для спорта это хорошо, потому что позволяет устраивать шоу –  красиво двигаться, низко наклоняясь к собаке и работая трещоткой у неё под носом – без опасения внезапного перехвата за лицо или кисть. Поскольку собака на самом деле работает не по человеку, а по дресскостюму, либо исключительно в рукав. Т.е в тряпку. Поэтому для спорта, работа на чистой игре (азарте) это своего рода страховка от случайных покусов.

Да, как не удивительно, у «тряпичника» может быть и глубокая хватка. Глубокая хватка и вгрызание отнюдь не всегда показатель того, что собака хочет достать до тела; часто это следствие того, что захватывать до коренных зубов прочно вошло в привычку и собака просто удовлетворяет мотивацию определенности (завершенности).

Собака держит ногавку или ножной рукавЯ убежден что «тряпичничество» в данном случае это минус спортивной технологии подготовки,  а не следствие работы на азарте . Поскольку собак слишком долго держат на «тряпичной диете», давая им валики, ногавки и рукава (которые являются слишком толстыми и не дают собаке почувствовать тело фигуранта). Таким образом, собаки получают неправильный  посыл, что приводит к формированию ошибочного представления, а именно, что нужно хватать тряпку, а не человека. Особо кощунственным в этом плане являются пуски на валик в руках фигуранта.  Вот и получается, что с виду собака вроде работает по человеку, а на самом деле просто гоняется за тряпкой.

Минус работы на азарте только один –  собака привыкает к тому, что фигурант, это своего рода живой «тренажер», и не понимает  исходящей от потенциального противника опасности. Такая собака не испытывает нервного напряжения, связанного с реальным конфликтом, и не учится действовать на его фоне. Активное сопротивление со стороны противника – удары, захваты, крики – могут застать её врасплох; вогнать в ступор, или даже обратить в бегство. Примерно то же самое можно наблюдать, когда собака догнав кошку сталкивается с ожесточенным сопротивлением и отступает, начиная бегать вокруг неё и облаивать. Также, собака может растеряться если внезапно вместо тряпки почувствует под зубами живую человеческую плоть и кровь. С одной стороны хорошо, что собака не знает на что идёт, с другой, когда она узнает, может быть уже поздно.

Агрессивная собака рвётся с поводкаАгрессия. В старой школе ЗКС, как правило, собаки работали на агрессии.  Дрессировку начинали с избиения собак тряпками, тем самым стимулируя агрессию, приучая не бояться ударов и перехватывать их. Затем, когда собака без страха начинала кидаться на помощника, уверенно перехватывала удары тряпкой и не отпускала её, давали под укус рукав дрессхалата. В некоторых случаях, давали укусить сразу. При этом второй рукой продолжали хлестать собаку тряпкой, стимулируя у неё агрессию. Либо наносили лёгкие удары ногами.  В дальнейшем, собак били уже не тряпками, а лозинами с листьями; которые они также в конце концов перехватывали и перекусывали. Таким образом, собаки с самого начала работали на фоне стресса, связанного с оказываемым на них давлением. Что требовало сильной нервной системы и смелости. Для собаки дрессированной на агрессии, фигурант – злейший враг, появление которого приводит её в бешенство.

Плюсами работы на агрессии являются: 1) Работа именно в человека (при правильной подготовке), стремление нанести ему урон. В отличие от азарта, собака не может испытывать агрессию к тряпке. Что нередко приводило к тому, что собаки резко перехватывали за открытые участки тела, либо ныряли мордой в рукава и хватали за пальцы. Даже собаки приученные атаковать рукав, порой преодолевали силу привычки, подныривали и предпринимали попытки схватить за ноги или за бок. В общем, включали рассудочную деятельность  и старались навредить  по мере сил. 2) Резкость хватки, острота атак, трёпка. 3) Повышение болевого порога, возрастание реакции, силы и скорости. Фактически собак доводили до состояния аффекта, что делало их менее чувствительными к болевым воздействиям. А запредельная разгонка психики повышала силу и скорость протекания нервных процессов, что улучшало реакцию, давало прирост физической силы и скорости. В конце 90-х, когда я работал по такой системе, у меня занимался стафф, агрессия которого буквально зашкаливала и он «отключался» во время хватки, не разжимая челюстей.

Минусы таковы: 1) При работе на агрессии собаки имеют тенденцию захватывать одними клыками; если пустить дело на самотёк, то через некоторое время мелкая хватка входит в привычку и собака становится «тряпичником», т.е. хватает практически за одну одежду. 2) В связи с тем что собака воспринимает конфликт всерьёз, агрессия часто сочетается со страхом (особенно, если собака переоценивает противника), доля которого варьируется в зависимости от врожденной смелости, новизны ситуации, и предыдущего опыта, полученного в стычках с человеком. 3) На агрессии редко какая собака способна выполнять задержания с большого расстояния. Например, мой опыт работы с собаками, дрессированными одним из последователей господина В., показал, что дальше 5-10 метров от хозяина они на задержание не идут. Но это скорее всего связано с тем, что дальше их никогда и не пускали, поэтому короткие пуски вошли у собак в привычку, которая и мешала им бежать дальше. Поскольку собаки моих клиентов, дрессированные на агрессии, выполняли гораздо более длинные задержания. Однако же, всё равно, на агрессии собаки, как правило, либо вообще не бегут далеко, отвлекаясь по пути, либо выполняют длинные задержания неуверенно. По-видимому, это связано с тем, что по мере удаления от хозяина доля страха возрастает, а доля агрессии понижается.

Азарт + агрессия (боевой азарт). Я начинаю дрессировать собак на азарте, а потом «добавляю» агрессию. Вначале ставлю хватку на щиток, добиваясь глубины и крепости захвата. Затем, плотно оборачиваю щиток вокруг ноги или руки, перевязываю веревкой, и даю под укус. Во-первых, это позволяет чётко поставить место атаки (см. начало видеоролика с боевой подготовкой за 2009 год). Во-вторых, благодаря тому что щиток плотно обернут вокруг ноги/ руки, собака видит и чувствует, что кусает меня, а не тряпку. И после перехода на дресскостюм вгрызается, чтобы достать до тела. Как правило,уже на первом этапе к игровой мотивации (азарту) естественным путём добавляется небольшая примесь агрессии. Что обусловлено генетически заложенной у служебных пород злобой к человеку. Да и умеренно оказываемое сопротивление тоже побуждает к ней.  Работа на азарте нужна для формирования хорошей техники: 1) глубокой, крепкой и продолжительной хватки. 2)  высокой скорости бега, что требует регулярного выполнения более менее длинных пусков. 3) постановки скоростной, ударной атаки, чтобы собака не притормаживала перед хваткой, а схватывала с ускорением (броском),  и не выцеливала конкретное место, а работала по площадям. 4) умения удачно атаковать движущуюся, уклоняющуюся цель.

Формирование двигательных навыков проходит в 3 этапа – автоматизация, стандартизация, стабилизация –  и требует большого количества повторений, а соответственно, продолжительного периода времени подготовки. Посему, лучше если собака будет работать в свое удовольствие, не испытывая негативных эмоций от тренировок, связанных с конфликтом; ибо не каждая собака ещё выдержит полгода-год регулярных тренировок (по 3 раза в неделю) на фоне стресса, без потери мотивации. К тому же, стрессовое состояние затрудняет выработку сложных охранных моделей поведения (требующих выдержки). В дальнейшем, когда атакующая техника сформирована и натренирована, настаёт черед психологической подготовки. Суть которой во многом и заключается в развитии агрессивности. Что достигается посредством усиления психологического давления на собаку, т.е. повышения силы воздействующих на неё раздражителей. То же битьё тряпками/ ветками, обливания водой, нападения толпой, и т.д.  Таким образом, наряду с развитием агрессии, собаки учатся преодолевать страх перед сильными раздражителями.

Грамотное, последовательное сочетание азарта с агрессией в работе собаки, позволяет совместить плюсы обоих вышеописанных подходов, и минимизировать их минусы. Благодарю за внимание!