Сокращённый вариант боевой подготовки

На самом деле, боевая подготовка собаки может быть очень короткой, и вместиться всего в 5-6 занятий. Удивлены? Да, конечно, за это время никаких навыков борьбы с человеком не сформируешь. Но и собака не успеет понять, что всё это дрессировка. Ведь, как известно, процессом генерализации-дифференциации можно управлять, варьируя длительность обучения. Чем длительнее обучение, тем больше собака успевает отдифференцировать (подметить) и понять. В том числе и то, что ей понимать не следует. В частности, собака научается отличать фигурантов от других людей по специфической амуниции; выделяет характерную обстановку и время занятий, действия хозяина и условных противников; и привыкает ко всему этому. Проще говоря, собака понимает, что всё происходит не по-настоящему, и принимает правила «игры». Т.е. включает все эти характерные детали в пусковую афферентацию, необходимую для запуска соответствующего поведения. Сознательно или нет, сказать не могу. Достаточно того, что для собаки становится само собой разумеющимся, что кусаться надо только на площадке, только в человека в дресскостюме (рукаве), только двигающегося определенным образом, и т.д. Называется это избыточной дифференциацией. А в ситуациях, отличающихся от привычной, искомое поведение проявляется неуверенно, неполно, а то и вовсе не проявляется.

Для того, чтобы преодолеть избыточную дифференциацию, сопутствующую длительному обучению, в прикладной дрессировке существует целый этап (адаптационный). На котором с собакой работают разные фигуранты, вся работа проводится в разных местах и в скрытой амуниции, замаскированной цивильной одеждой; под которую, в свою очередь, закладываются пакеты с кровью; разыгрываются различные нестандартные ситуации, и т.д.

При сокращенном варианте боевой подготовки адаптационный этап становится ненужным, поскольку собака не успевает понять условность всего происходящего. И в этом заключается её главный плюс. При этом, столкновения с условным противником собака воспринимает за чистую монету. Ведь откуда ей знать, что человек одет в специальную, непробиваемую одежду; а всё происходящее, не более чем умелая инсценировка. Таким образом, собака начинает думать, что она действительно победила и прогнала реального врага. И хотя её боевые навыки остаются на прежнем, данном от природы уровне, в результате сокращенной подготовки значительно возрастает уверенность в своих силах, повышается бдительность и агрессивность, которая генерализуется (распространяется) на всех посторонних.

Однако, не стоит особенно обольщаться возможностью сэкономить, ограничившись 5-6 занятиями. Даже если вы согласны оставить собаку фактически без навыков борьбы с человеком – ведь природный уровень это очень и очень мало – то не факт, что этот вариант вам подойдёт. Дело в том, что далеко не каждая собака способна сразу же укусить человека, пусть и специально подставляющегося. И тем более, держать/ возобновлять хватку до победного конца. Для этого собака должна быть чрезвычайно смелой, агрессивной, с ярко выраженными рабочими качествами. А таких сейчас днём с огнём не сыщешь. Их и раньше то было мало, а при нынешнем засилье шоу- и беспорядочного разведения даже мечтать не приходится. Достаточно сказать, что за всю мою 20-летнюю практику, мне встретилось всего 7 таких собак. Как видите, это настолько запоминающиеся события, что мне даже не составило труда их подсчитать. Да и то, большинство из этих «монстров» родом из 90-х годов, когда люди ещё помнили, для чего нужны служебные/ бойцовые собаки; а размноженцы не успели сунуть в разведение свои грязные лапы.

Всем остальным, среднестатистическим собакам, такая подготовка только повредит. С разной степенью последствий, от порчи хватки до сильнейшего испуга и пожизненного отказа работать по человеку.

Благодарю за внимание!