Инстинкт добычи? Нет, азарт!

Азартная малинуаТермин «инстинкт добычи» получил широкое распространение в дрессировке защитных собак. Его можно услышать как от «зелёного» юнца, только делающего первые шаги на поприще дрессировки, так и от «маститого» инструктора, «запоровшего» на своем веку не один десяток собак. В защитном разделе дрессировки данный термин используется (дилетантами) для того, чтобы объяснить врождённое стремление собаки преследовать, схватывать и удерживать движущиеся, да и просто возбуждающие её, объекты: тряпочки, валики, ногавки, рукава,  и конечно, фигурантов в дресскостюмах.

Однако, несмотря на широкую популярность, «инстинкт добычи» — термин глубоко ошибочный. Поскольку в корне неверно  объясняет мотивацию собаки, чем только  вводит в заблуждение. Вы никогда не услышите его от специалистов, по-настоящему разбирающихся в поведении собак. Такого термина нет ни в зоопсихологии, ни в этологии.

Дело в том, что в норме собакам совершенно не свойственно воспринимать как добычу ни человека, ни тряпки. На самом деле, то, что подразумевается под инстинктом добычи, есть ни что иное как азарт. Тот самый азарт с которым борзая преследует зайца, такса лезет в нору за зверем, а питбуль идёт в бой с себе подобным. Азарт же, в свою очередь, можно определить как игровую мотивацию очень высокого уровня. Да, по своей сути это именно стремление к игре. Но не к той игре, когда животные дозируют силу укусов, чтобы не навредить друг другу. Когда игровая мотивация превышает определенный порог, социальные нормы и границы — начинают рушиться. То есть собака так увлекается игрой, что теряет над собой контроль и перестает сдерживаться. Попробуйте как следует разыграть собаку руками и убедитесь на своей шкуре. Отсюда до игровой агрессии один шаг. Вы наверное и сами не раз наблюдали как азартные игры переходят в драку. По сути, азарт и есть причина игровой агрессии; но не в эмоциональном плане (по всем внешним признакам собака не испытывает агрессии), а по факту нанесения урона оппоненту. Представьте теперь, до какой степени может доходить игровая мотивация у пород, в которых этот поведенческий признак культивируют целенаправленно, путём селекции.

Пожалуй, наиболее ярким примером в этом плане являются матчевые питбули. Отличительной чертой которых как раз и является такое качество как гейм (game – игра), что есть генетически обусловленная и запредельно развитая в результате селекции игровая мотивация. Фактически на игре они наносят друг другу реальный урон и претерпевают его. Именно благодаря гейму питбуль без колебаний нападает на превосходящих его физически противников и способен продолжать бой несмотря на прессинг, травмы, и крайнюю усталость. Нечто похожее на гейм можно наблюдать и среди служебников — я имею ввиду малинуа — чей азарт столь велик, что они способны бесконечно терзать фигуранта, без малейшей стимуляции с его стороны. А среди охотничьих у ягд-терьера. Разница только в генетически «прописанных» пусковых стимулах, дающих выход соответствующей мотивации.

Инстинкт добычи, как явствует из названия, должен представлять собой врождённую программу по выслеживанию, преследованию, схватыванию и поеданию добычи. Вот когда собака пускается в погоню за курицей, а особенно если убивает и поедает её, либо мышкует, это ещё можно назвать инстинктом добычи. Но преследование тряпочного валика в руках фигуранта или дрессировочного рукава? Извините. Максимум, это может быть игровая имитация «добычливого» поведения, т.е. игра в «добычу». Даже если допустить, что при растравке собаки тряпками каким-то чудом запускается начальная стадия инстинкта добывания пищи (преследование и схватывание), что априори невозможно без соответствующих ключевых стимулов (характеризующих жертву), то для поддержания этого поведения у собаки, её приходилось бы периодически подкармливать, чтобы поведение достигало своей цели и не угасало. Ибо преследование добычи, её схватывание, убийство и расчленение относится к пищевому поведению. Чего, как мы знаем, в реальности на защите не требуется. Игровое же поведение, как я уже писал ранее, является самоподкрепляемым и не требует внешнего вознаграждения. Хотя, безусловно, достижение игровых целей даёт дополнительное удовлетворение. Так, в защитной дисциплине сама хватка и является главным поощрением для собаки.

Отличительной особенностью игрового настроя  является отсутствие межличностного конфликта с оппонентом. И, как следствие, психологической нагрузки связанной с этим. Вот почему я считаю совершенно нелепыми (с точки зрения тестирования НС) попытки оказывать психологическое давление – в виде разного рода препятствий из висящих лент, сваливающихся покрышек, обливаний водой и прочего — на собак работающих на чистом азарте.