Чем вредны атаки в наморднике

Собака атакует в намордникеДля начала немного истории. Откуда вообще пошла мода тренировать атаки в намордниках?

Давным-давно, в стольном граде Киеве, жил –был некий господин В., плохонький инструктор, но отличный массовик-затейник. И вот, однажды, организовал он соревнования по дрессировке собак-телохранителей. Замысел был в том, чтобы пригласить всех известных прикладников того времени. Всё бы хорошо, но приближается дата соревнований, а собаки господина В. к победе явно не готовы. А победить на своих же соревнованиях господину В. хотелось непременно. Что же делать? Приходит, значит, господин В. со своей проблемой к господину Г., с которым они в ту пору крепко дружили, и спрашивает совета – как быть, как на своих же соревнованиях в грязь лицом не ударить? Вообщем слово за слово, бахнули по 100 грамм (очень вероятно), посидели, потрещали языками… А господин Г., надо сказать, был великолепным инструктором, хотя и плохоньким организатором. Покумекал он немного, и предложил изменить правила проведения состязаний таким образом, чтобы проверка защитных навыков проводилась в намордниках. Тогда никто и не заметит что собаки господина В. практически не кусаются, ну а остальное дело техники. Как говорится: и волки сыты, и овцы (фигуранты) целы. Особенно хорошо идея проверки боевых навыков в намордниках выглядела в свете того, что приглашенные специалисты, в отличие от нашего «маэстро», готовить защитных собак умели; и того, что кроме самодельных дрессировочных рукавов никакой амуниции для проведения соревнований у него небыло. Идея господину В. понравилась и он принялся за написание положений о проведении чемпионата. Правда, приглашенные дрессировщики на эту ахинею не повелись, и чемпионат разумно проигнорировали. Но господин В. чемпионат всё равно провёл. Сам придумал правила, сам провел чемпионат, сам стал чемпионом, сам себя и наградил. Однако, на этом дело не кончилось. Господину В. идея использования намордников пришлась столь по душе, что затем на её основе он разработал норматив. 

С господином Г. в своё время я проработал 2 года, почерпнув от него много полезного (равно как и заблуждений), от него же услышал и эту историю. Надо заметить, что потом господин Г. крепко пожалел о том, что предложил эту идею, и всю жизнь боролся с последствиями своего совета. Но… сон разума рождает чудовищ, и это чудовище уже вырвалось на свободу.  

Шли годы… медленно, но верно, господин В. набирал вес в кинологии (да и в прямом смысле тоже), а вместе с ним и его направление псевдозащитной дрессировки. Как я уже говорил, организатором он оказался прекрасным, пооткрывал филиалы, и распространил свои «миазмы» по всей стране, а затем и за её пределы. Как получилось, что порочная по своей сути система получила столь широкое распространение, куда смотрели корифеи от дрессировки, почему молчали, почему не сделали ничего, чтобы остановить зарвавшегося самодура, это уже другой вопрос.

Но факт есть факт, к сегодняшнему дню господин В. превратился в значимую фигуру в мире дрессировки, для многих стал непререкаемым авторитетом, а практика подготовки атакующих собак в намордниках прочно вошла в моду. Я бы даже сказал, что уже стала в какой-то степени традиционной. Вскользь услышанное мной высказывание одного человека о намерении тренировать свою собаку атакам в наморднике и побудило меня сесть за эту статью. Ну что ж, а теперь перейдем к сути дела.

Для того, чтобы понять, чем вредны пуски на задержание в намордниках, нужно знать что представляют собой двигательные навыки, принципы их построения и распада. Ведь именно глубина проработки боевых навыков определяет эффективность атакующей/ защитной собаки. Вряд ли я ошибусь, если предположу, что вы, как и подавляющее большинство дрессировщиков, о двигательных навыках ничего не знаете. Посему если я сразу перейду к делу, то решительно ничего не поймёте. А значит, без вступительного экскурса в теорию построения движений не обойтись. Однако, передать в рамках статьи содержимое серьёзного научного труда, даже в общих чертах, мне не представляется возможным (уже попробовал). Поэтому, для ознакомления с основной информацией о природе движений я посоветую перейти в раздел «Теория дрессировки – Психофизиология» и прочитать подраздел о двигательном компоненте установки, а здесь остановимся только на тех аспектах, которые имеют непосредственное отношение к нашей теме. А именно, на закономерностях распада двигательных навыков.

Любой двигательный навык, каким бы прочным он не был, при определенных условиях может быть разрушен. Под разрушением навыка надо понимать деавтоматизацию, когда те компоненты двигательного навыка, которые уже перешли на нижележащие уровни построения движений, вышли из поля сознания, и выполнялись автоматически, т.е. наиболее оптимальным, рациональным образом, снова возвращаются на ведущий уровень, загружая его лишними деталями, и выполняются посредством малопригодных для этих компонент, суррогатных сенсорных коррекций. Либо, если ведущий уровень не располагает даже ими, двигательный навык разлаживается полностью. Например, если раньше вымеривание подскоков перед финальным броском (прыжком) и схватывание фигуранта у тренированной собаки происходило бессознательно, то теперь ей снова приходится притормаживать и прицеливаться перед хваткой. Что, само собой, портит атаку, снижая её эффективность. Так, собака  может, не рассчитав подшаг, прыгнуть на фигуранта слишком рано, или наоборот, слишком поздно; что в обоих случаях помешает достичь намеченной цели. Так же обстоит дело и со схватыванием; под сознательным контролем оно выполняется значительно медленнее, и если цель движется, то на том месте, куда собака примеривается, её уже не будет, и она захватит фигуранта не столь удачно, а то и вообще промахнется.

Среди прочего, деавтоматизации могут возникать в таких случаях.

Во-первых, если упражнение ошибочно разучивается не на том уровне, на котором должен протекать навык. Автоматизация все равно собьётся, когда переключится на нужный ведущий уровень.

Разумеется, к таким ошибкам обучения относится и тренировка атаки в наморднике. При атаке в наморднике ведущий уровень С1 (поскольку намордник в принципе исключает финальную точность С2), поэтому попытка переключиться на нужный уровень в реальном конфликте будет приводить только к срыву движения. Н.А.Бернштейн утверждает, что угроза деавтоматизации относится ко всякого рода имитациям или передразниваниям натуральных движений. В лучшем случае такая псевдотренировка оказывается просто бесполезной, в худшем – она может сбить правильные автоматизмы, которые успели выработаться у собаки другими путями.

Во-вторых, деавтоматизация возникает под влиянием осложняющих воздействий или перемен в окружающей среде, превышающих запас пластичности автоматизма.

Намордник же,  не просто оказывает мощное  сбивающее воздействие, выходящее за рамки диапазона устойчивости, но и вовсе блокирует  реализацию двигательного навыка. Что, во-первых, приводит к деавтоматизации атакующих навыков у тренированных собак, во-вторых, препятствует их выработке у нетренированных. Более того, со временем происходит обратная автоматизация, не схватывания, а тычка закрытой пастью.

Вы сами можете убедиться в сказанном, внимательно просмотрев видеоролики , где собак, привыкших к работе в намордниках, пускают на фигурантов без них. Все они отличаются крайне плохими, мелкими хватками. Схватывают далеко не с первого раза, часто лишь кончиком пасти, за какую-нибудь свисающую тряпку – полы дрессировочной куртки, манжеты рукава или болтающуюся внизу штанину – а то и вовсе не схватывают, лишь тычась мордой. И это на тренировках, в хорошо знакомой, привычной ситуации. А теперь посудите сами, какова будет в реальной ситуации эффективность защитной собаки, лишенной своего главного оружия?

Доберман атакует в намордникеЕщё один минус, на этот раз чисто психологического плана, состоит в том, что собака привыкает к лёгким победам. Поскольку фигуранты намеренно падают от малейшего тычка собаки, а порой и до того, они привыкают побеждать без боя. Да и какой посыл получает собака – ткнись мордой и победа в кармане? Каково же будет удивление такой собаки, когда противник, вместо того, чтобы скрючиться в позе эмбриона, врежет ей пару раз ногой по рёбрам.  Любители бойцовых пород знают, что травля на слабых противников – например, на бродячих собак – ничего кроме вреда не приносит, так как потом, при встрече с достойным соперником, привыкшая к лёгким победам собака, теряется и оказывается не готова к серьёзному бою. Аналогичная ситуация складывается и при тренировках атаки в наморднике.

Ну а что же плюсы, спросите вы, неужели их нет вовсе? Ну почему же, однократное использование намордника особого вреда не несёт, но позволяет проверить, пытается собака схватить противника без защитной амуниции или нет. Хотя, надо сказать, при личной беседе с господином В. он откровенно признался, что порой даже однократное применение намордника значительно портит атаку. Что несколько превзошло мои ожидания, хоть и полностью  согласуется с теорией управления движениями.

Спасибо за внимание, всего хорошего!